[26.01.2005] Впечатления о выездном тренинге по Тантре (Андрей).

…Помнится, на моей первой Тантре в садике я ничего не мог сказать во время проговоров после практик. А если что и говорил, так это было: «Мне понравилось… Я подумал…. Это было здорово…..и т.п.». Так что, приехав на январский тренинг в «Золотой берег», я стал усердно составлять шпаргалку — оставив за дверями санатория свой ум с его рассуждениями и желанием все классифицировать и подразделять, я стал после каждой практики или двух находить несколько минут на то, чтобы вспомнить, что я недавно пережил, и облекать эти переживания в слова. На самом деле я писал эту шпаргалку, чтобы во время проговора легче было оживить воспоминания, но так ей и не воспользовался, потому что воспоминания и без шпаргалки были живы и ясны. Зато она пригодится мне сейчас, чтобы составить что-то наподобие отчета о проделанной моей Сущностью работе.

Итак, вот что со мной было. Единственное, первое и последнее (все остальные попытки махом пресекались) наблюдение моего Ума было сделано во время приветствия в первое утро. Он заметил, что всегда в паре есть колебание — кто сделает первый шаг к сближению и кто первый станет прощаться. Наверно, когда пара не достигает полной гармонии, когда не удается почувствовать партнера, тогда в ней и появляется лидер и делает первый шаг, потом этот лидер растворяется на некоторое время. Если и объятия не привели к сонастройке, то лидер вновь выходит на сцену и начинает расставаться. Неохота больше об этом писать, потому что приятнее рассказать о том, что наиболее комфортно и расслаблено Я (моя сущность) почувствовал себя во время обниманий с замечательным Борисом (правда, когда я ему об этом сказал, он очень удивился и сказал, что в тот момент он как раз не был открыт). Тут, однако, нет никаких намеков на то, что первое может прийти на ум, потому что я чувствовал тепло и заботу не мужчины-мужчины, а мужчины-отца (надеюсь, понятно выражаюсь :-) И вот после этой встречи мне стало легко и комфортно с остальными партнерами. А еще мне почти всегда хотелось уйти первым. Конечно, когда я чувствовал, что Он или Она хотели, чтобы я остался, я оставался на чуть-чуть (а как же, ведь это тешит мое самолюбие, ведь кто-то в тебе нуждается, кому-то ты нужен). Но потом я все равно уходил. Искать НОВОЕ с НОВЫМ человеком.

После этой практики у нас было более официальное приветствие — все сидели в большом кругу и рассказывали по очереди кто они и зачем сюда пришли. А в завершение мы взялись за руки, и давай отвешивать поклоны и произносить дружно имена — СУПЕР!!!!! Такое простое действие, и так заряжает. Большая-большая волна положительных эмоций захлестнула меня, я закрыл глаза — это помогло еще быстрее погрузиться в наш круг и накачивать его своей энергией — брать немного со вдохом и отдавать много-много с выдохом, с улыбками, с интонацией.

А теперь — танцы! Танцы тела! Мое Тело «ожило» под ритмичные барабаны шамана. Танцевало именно само мое Тело, а не Тело под контролем Ума. И оказалось, что вообще-то этот контроль вовсе Телу и не нужен. Оно само знает, когда остановиться, чтобы не упасть, как не ударить меня о зеркальную стену. Когда заиграл рок-н-ролл, Ум попытался снова взять контроль и навязать Телу стандартные рок-н-ролльные движения. А оно не далось. На волне предыдущего танца оно продолжало само танцевать рок-н-ролл. По-своему. Легко. С огнем в ступнях.

Петя говорит, что нужно стремиться к глубинному пониманию вещей, к открытию третьего глаза=шестого чувства. А я, оказывается, стандартными набором из пяти чувств еще не в совершенстве владею. И тут предоставилась такая возможность — изучать человека органами чувств — посмотреть, послушать, полизать и понюхать, потрогать. Каково же было мое удивление, когда я испытал кратковременное, но сильное возбуждение от запаха, которое плавно перешло в томление от прикосновений.

И тут пришла пора поговорить. О чем? О себе, конечно, о любимом. Точнее о своем Теле, о всем своем Теле. Рассказать другим в кругу — какое оно. Для большей загадочности Петя предложил одеть побольше одежды. Шютка! Мы стали голыми. Первое и «естественное» в большом обществе — бешеное волнение со стуком сердца. Но оно было недолгим. Потом наступило спокойствие и легкость, как будто попал в свое нормальное ЕСТЕСТВЕННОЕ состояние. И еще тепло — тепло, когда ко мне прикоснулись ладони друзей, ладони теплые и холодные и почти все влажные. И снова во мне легкость и спокойствие, зато в некоторых ладонях — дрожь и волнение. Почему? Мы разучились прикасаться к Телу? Можем спокойно трогать только Тела близких людей?

На следующий день была парная дыхательная практика — дыхание через 5 каналов. Однажды проделав чакровые дыхания, я примерно знал, чем это может закончится :) Уже знакомые иголки по всему телу во время дыхательных упражнений. Потом в какой-то момент лицо партнерши стало меняться, формы растворяться, ее глаза слились в один в межбровье. Когда мы дышали, сидя на полу, то под конец этой части практики я впал в состояние, похожее на опьянение. Помню как приопустились веки, как мы с партнершей слились в движении, а слева и справа замелькали какие-то необычные движущиеся картинки из других участников. Когда мы легли на пол, то, начавшись в руках, по Телу пошли сильные покалывания, перешедшие потом в гудение. Потом я представил, что мы начинаем взращивать цветок, и, видимо, провалился в сон на некоторое время. Хотя я слышал, как Петя говорит, но я совершенно не различал, Что он говорит. Услышал только последнюю фразу, что пора перенестись в бутон и созерцать. В этот же момент мое Я запрыгнуло в очень-очень уменьшенное мое Тело, которое проворно вскарабкалось по высокому стеблю и залезло в бутон (это была или роза или пион). И оно, мое Я, раздвинув лепестки цветка, посмотрело вниз и увидело под собой высокий зеленый стебель, который рос из пространства между двумя огромными Телами — моим и Телом партнерши. Потом, несмотря на то, что глаза у меня были закрыты, я увидел справа от себя огромный, ярко освещенный банкетный зал с коричневыми квадратными колоннами. Потом мы легли рядом, и под завершение практики у меня возникло ощущение, что в тех местах, где наши тела соприкасались, мы слились в одно, не склеились, а именно слились. Тут я услышал звон колокольчика и приглашение на ужин — желудок среагировал сразу, схлопнулся и понес меня в столовую. Теперь понятно, к чему мне «показали» ролик с банкетным залом :) Что-то во мне знало, что скоро я окажусь в подобном помещении.

И вдобавок почему-то перестала болеть голова. Но меня это не огорчило. Тем более, впереди был Новый Год — самый необычный в моей взрослой жизни Новый Год. Я до того вошел в роль, когда дарил самое ценное, что у меня было, что, как всегда такое бывает на Петиных тренингах, колокольчик прозвучал слишком рано, когда рассказ только-только начался. Как говорит Петя, нашему Телу, не очень-то много надо. Оно нуждается в Любви, заботе, тепле и … питании. И ему неважно, кто его кормит, я или другой человек, и как его кормит с ложки ил с рук, со стакана или с губ. Важно, чтоб это делалось с Любовью. При этом можно даже не вести пустых разговоров, как это принято в обществе. Можно просто акать и гукать, как в детстве, и все будут понятно. Детство-детство!! В тот вечер я был в детстве — внезапно родившаяся в безмолвии игра в шарик вернула в детство. Наши движения может и были замысловатыми и взрослыми, но вот эмоции — эмоции были совсем детские — искренняя радость и беззаботность.

День третий. Пришло время нарушить безмолвие… погудеть вволю. «Звучание чакр» я делал с Катюшей. Когда мы сложили вместе наши Вишудхи, у меня снова возникло ощущения слияния наших шей. Мы продолжали гудеть, а я совершенно не различал ни свою шею, ни шею Кати, я ощущал нечто общее — теплый гудящий канал, из которого росли две головы. А во время соприкосновения Аджнами мне сильно захотелось поцеловать Катю. Просто ни с того ни с сего. :) Я сделал это позже, после практики.

Надо сказать, третий день подряд практика проговора поднадоела, и было лень ее делать. Думаю, это происки Ума, к которому и так 2 дня никто не прислушивался, и он использовал всякую возможность, чтобы вновь завладеть Мной. Но, единожды открыв рот с первым партнером, на четвертом я уже не мог остановиться и говорил и говорил. Прервала меня моя Хара, которая чутко отслеживала истекающие из меня потоки энергии, и, поймав момент, когда эта энергия начала иссякать, тут же услышала звон колокольчика и Петины слова: «Начинается очередная практика обеда» и понесла меня в столовую трапезничать. Надо сказать, после практик я жутко хотел кушать, даже сейчас, когда я печатаю это, во мне вновь просыпается чувство голода. Что сказать, энергообмен продолжается!!

«Звезда», как ее все окрестили. Я старался очень чутко прислушиваться к тому, что происходит со мной, но так и не уловил момент, когда мышечное напряжения от движений тазом перестало меня беспокоить, а все мое внимание было направлено на ощущение всего тела, которое стало вдруг прокалываться огромными иглами и под конец завибрировало со страшной силой. В ногах ощущения были немного слабее, зато руки голова и туловище — такое ощущение, что их подключили к трансформатору, и мы с ним соревновались кто кого перегудит. Нет, без шуток. Ощущения, я для них слов даже не подберу. В таком состоянии, в каком я пребывал, уж точно ни одна логичная мысль не могла пролезть в мою голову. Испарилась, сгорела бы махом. А потом была куча-мала — 6 тел как одно и дышащих как одно, а дыхание задавал тот, кто больше всех «работал», то есть человек-звезда. Потом куча трансформировалась в РОМАШКУ — 6 голов в центре, 6 раскрытых сердец. Мне ясно виделась картинка — где-то в темном космосе горит ярким голубоватым светом звезда, и ее свет я вдыхаю тазом, пропускаю через себя и выдыхаю через сердце в мир миллионами ярко-голубых искорок, которые разлетаются повсюду как брызги фонтана. А потом эти брызги-искры превратились в настоящие фейерверки, вырывающиеся из меня. Потом я маненько опять «улетел», а когда «прилетел», возникло такое ощущение, будто мои руки ниже локтей и ноги ниже колен нежно, но надежно придавлены чем-то тяжелым к полу. Не хочу повторяться, но я снова ЖУТКО ЗАХОТЕЛ КУШАТЬ. Признался всем в любви и побежал на ужин.

Ни разу в жизни не участвовал в боди-арте. Вру, помнится в детстве рисовал фломастером звездочки на младшем брате. И его же просил, чтобы он порисовал мне что-нибудь пальцем на спине — визжать готов от наслаждения. От прохладной кисточки тоже охота визжать, особенно, когда не знаешь, где она тебя в следующий миг коснется. Я даже сам себе удивился — пока меня разрисовывали, успел вздремнуть (без храпа :). Хотя, нет, это был не обычный сон, а состояние, которое многие называют «улететь» — тело вроде засыпает, а мозг-то нет, он все бдит и за всем наблюдает, воспринимает сигналы от всех органов чувств, только не дает команд Телу на какие-либо ответные действия. Но главное, отчего у меня до сих пор пробегает холодок по спине, для меня в боди-арте было вот что. Ведь в течение всех дней тренинга мы стремились к чему — к открытию третьего глаза, к пробуждению интуиции. Я сделал маленький шажок к этому. И вот почему я так решил. Когда меня разрисовывали Олег и Натали, я в какой-то момент как уже говорил «улетел». И, находясь в этом состоянии, я стал воображать, что ж мы будем рисовать на следующем «полотне» — на Олеге. Придумал — нарисуем на пузе большой рот, а на груди два глаза: когда он будет дышать рот, и глаза будут менять свое выражение (если честно — я «слизал» этот образ с татуировки). Потом думаю: «Надо еще покрасить ему ноги в цвет хаки с пятнышками и до середины голени закрасить ноги черным. Получатся ноги солдата». Дальше думаю: «А почему только ноги до середины голени? Мы покрасим его всего в черный, на бедрах — пальмовые листья, на шее — золотая цепочка с амулетом. Чем не туземец?!» Идем дальше: «А зачем всего в черный? Покрасим половину белым, а половину черным. Свет и тьма, добро и зло — все соединяется в человеке.» И наконец: «Да ну всего закрашивать. А вдруг краски не хватит? А он ведь большой. Нарисуем ему просто на пузе большой знак «Инь-Янь». Будет необычно». На том и успокоился и продолжал мирно созерцать, как на мне чего-то творят. Не буду долго выражать свой восторг от увиденного Себя в зеркале.

Укладываем Олега на мольберт, то есть на коврик. Я уже ищу глазами черные и белые краски, и тут Натали мне шепчет: «Я не представляю, что можно нарисовать. Ты начинай, а я подхвачу идею». Я головой киваю (говорить-то не могу, лицо разукрашено — макияж может потрескаться), мол, да, договорились и уже начинаю в воздухе круг над пузом выписывать, прицеливаться, так сказать. Тут снова подходит Натали и шепчет: «Олегу очень нравится знак «Инь-Янь». Ему понравится, если мы нарисуем ему его на животе». Тут меня как затрясло, я головой как немой закивал, заукал, загакал, мол «Да-да, точно. Я это и собирался рисовать», глаза загорелись и мы сотворили еще один шедевр. Конечно, здесь я все описал как цепочку логических умозаключений, но на самом деле все было не так, потому что было ощущение, что меня что-то ведет к правильному ответу. Хотите, верьте, а хотите, нет.

Ну и напоследок — вращающаяся медитация ОШО. Вторая часть — кружение — хотелось кружиться все быстрее и быстрее, бешено вращающееся вокруг меня пространство, а вот собирающийся под ногами ковер слегка мешал. Удивительно, но я видел все, что происходит вокруг меня: я видел с какой скоростью кто кружится, кто теряет равновесие, а кто уже отдыхает, лежа на Харе, видел даже выражения на некоторых лицах. Пространство вращалось вокруг меня с бешеной скоростью и заводило, подстегивало вращаться быстрее и быстрее, и с такой же скоростью вокруг ног закручивался коврик и напоминал, что нужно быть поосторожнее. Вроде просто повращался, а пот с меня лил градом — похлеще, чем в сауне накануне ночью. В первые секунды лежания на животе мне показалось, что сердце реально переместилось в живот — оно билось так часто и так сильно, что, казалось, от его толчков меня слегка подбрасывает надо полом. Потом несколько вдохов, и все встало на свои места — сердце в грудь, Тело высохло, желудок…, пардон, попросил кушать.

В этот раз я расставался со всеми легко и без той глубокой грусти, которая на меня навалилась сразу после первой Тантры. Оно и понятно, в первый раз с непривычки я кое к кому и кое к чему прицепился, привязался. Вторая Тантра напрочь отбила подобные цепляния, поэтому ни на миг у меня не возникло вопросов типа: «Когда я вновь увижу этих людей? Зачем отсюда уходить, ведь тут так хорошо? Как жить теперь «снаружи»?» — вопросов, которые я задавал себе после первого тренинга, и которые совершенно не беспокоят меня сейчас.

Спасибо всем «работникам нашей секты» за такое состояние и ощущение себя, спасибо Пете с Эллой, спасибо Вождю, спасибо всем тантрикам и тантрючкам, местным и приезжим.

Андрей
26.01.2005