[19.04.2005] “Туман над Янцзы” — впечатления от тренинга 15-17 апреля 2005 года (kemeroid).


Туман над Янцзы

Впечатления от тренинга Петра Острикова 15-17 апреля 2005 года

«Мы все теперь братья, мы все здесь семья…» Песня БГ очень точно отражает атмосферу лучезарного покоя, искренней благожелательности участников, потоки света в зальчике, столбы и волны любви… На тренинг меня привела Сила. Я набрал в Яндексе слово «деньги» и по цепочке ссылок вышел на сайт Петра. Денег не было, перспектив не было, но пришло твердое решение попасть на семинар. Через неделю после того, как я написал Петру о том, что приеду, практически с неба упали деньги и мне предложили новую перспективную работу. Вела Сила. Но это к слову.

Первый день

Слегка ошибся, электричка пришла на пару часов позже, чем мне хотелось. Голодный и неумытый полз по метро, потом дворами, по кучкам грязного снега и собачьих гавешек. Искал детский сад, «зайчика». Честно говоря, слабо понимая, зачем. Их там несколько, и у всех заварены калитки… Долго полз. И с трудом нашел, наконец, логово разврата. Практически посреди воспитуемых детишек, жрущих кашку — таинственная дверка в тантрический зал с благовонными колокольчиками. Постучал — открыли… И понял: «Попал!»

Петр — спортивный гуру с хвостом на затылке — в жизни оказался очень деликатным, мягким, мудрым. В Интернете он выглядел слегка агрессивным и з(ж)лобствующим. Аберрация.
Все уже перезнакомились. Все девушки оказались Лены, кроме двух Тань, Гали и Елки. Еще Элла с магическими цыганскими глазами. А мужики вроде все были Паши поначалу. Меня сразу обозвали «человеком из Кемерова», что польстило. Лежали все на ковриках, по-доброму прикалывались, заставили меня рассказать все детали позапрошлой смерти и интимные подробности теперешней… Свои люди, понятно. Мы одной крови, по нам плачет дурдом и звонят колокольчики — в мышиной упряжке Генеши, мыши компьютерные, само собой… Кроме двух с половиной в первом и шестом ряду…

После перерыва с никотиномедитацией пошел тренинг.
«Бродят верха…» Когда держишь руку на голове закрывшей глаза женщины и пытаешься ей управлять, получается интересное наблюдение. Направо повернуть невозможно. Просто хоть голову открути, не понимает, что вправо. Зато налево — будто мысли читает. Как это понимать?

«…И вышел плясать в туман над Янцзы»… Спонтанный танец. Иногда подглядывал за народом. Ужасные девушки стучали копытами, мчась как ведьмы по диагонали, другие загибались, как змеи в лифчиках… Я тоже попробовал отключить лишнее, стал ездить на жопе, махать головой… Но до конца улететь все же не удалось, контроль включался постоянно. Это было проблемой в течение всего семинара. Даже установка в мозгах паразитных контуров в виде автомобильных щеток не помогала, мысли лезли, как мухи… Надо с этим поработать…

У женщин потрясающе красивые глаза. Чем дольше смотришь, тем красивее. У Елки особенно запомнились в тот раз. Если еще дольше смотришь, красота трансформируется в вино и опьяняет рыбу… Становишься блаженной пьяной рыбой в теплом океане. «Снял пробу с лозы». Цивилизация пьяных рыб…

Театр прикосновений… «Над рисовым полем сгустился туман». Рисовое поле. Потому что его надо РИСОВАТЬ! Прикосновениями… Ленуся — суперсталкинг!!!!!!!!!! А назавтра не пришла :(((((

Второй день

«Так кто из нас ты и кто из нас я?» Когда ритуал приветствия в разгаре, таешь от нежности к встреченному существу… Галя — мягкая, струящаяся… И все остальные… «Я» иногда гнусно спрашивает: «Представляешь, какая у тебя идиотская морда при этом?», потом, смытое любовью, молчит… Нету его. Практически.

«Туман над Янцзы, туман над Янцзы… Душистый как шерсть небесной лисы…» Это про черный хвост Яны.

«…из чаш династии Тань». Тань было две, как указано выше… Но не чаши, а источники… искрящиеся родники…

«И я был, как все, пил да пахал…» Мне физической формы не хватает. Махать задницей сорок минут, а перед этим ее держать в небе 20 минут, и при этом все лежа на спине. Ужас, честно говоря, в моем возрасте. Пилося после такого…

Как мгновенно кончился день. Ночевал в зале, наполненном энергетикой любви. Эйфорично. Открываешься энергии и растекаешься… Все мышцы ноют. Прилег порисовать, дальше не помню.

Третий день

«Я выбросил компас, растоптал в пыль часы». Стало окончательно понятно, зачем я здесь. Я не в Кемерово живу, не в Сибе. Везде живу. А часы — сволочи. Последний день — летит со скоростью света.

«…и бродят низы…» Это про женское и мужское дыхание через нижнюю чакру. После получаса интенсивной практики, когда встречное «мужское» дыхание заставляло обливаться потом, как в бане, а встречное «женское» высушивало приятным холодным ветерком при одинаковой физической и энергетической интенсивности усилий… В низу живота начались приятные судороги, спазмы, чего-то там стало вращаться и хрустеть. Лена, еще раз физкультпривет. От некоторых внутренних органов.

И еще одна Лена, еще одна Богиня. Кольцо энергии явственно пронзало нас, то рывками, то потоком… А потом уже и кольца нет, просто течение любви. Люди — это летящая любовь. А сверху наколочены короба, колодцы, ведра, шлюзы, крышки канализационных люков, сети, чешуя, иглы, дверки, пуговицы, раковины, тряпки, кожа, мясо.

Уже все. Кончается. Осознание этого несколько отравляет последние минуты. Надеваются кости, мясо, волосы, куртки, рюкзаки. Напяливается улица, метро… «Их скрыл друг от друга туман над Янцзы»…

На вокзале встретил множество китайцев, ждущих поезд «Москва-Пекин»… «Давно ль по-китайски вы начали петь?» Мой — на несколько минут раньше.

Спал в плацкартном на верхней полке возле сортира. Дышал СЕРДЦЕМ… Сердце прыгало по всем чакрам, кувыркалось то в голове, то в кишках… И любило всех, все, вся, бесповоротно. «В сердце печать неизбывной красы»… ВСЕ и ВСЯ.

В понедельник 18 апреля утром, приедя с вокзала домой, написал в дневнике «17 июля, воскресенье» и лег спать, хоть надо бы на работу… «А в голове… туман над Янцзы»… Спасибо, любимые.

kemeroid