[ИЮЛЬ 2002] Отзыв участницы выездного тренинга, проходившего с 6 по 14 июля 2002 г.


Летний выездной тренинг по тантре

Мы были на тренинге по тантре неделю назад. Берег Берди, куча мошки и прочих кровососущих насекомых, и от полного пессимизма удалось продвинуться вот до чего. Каждый день был направлен на работу с одной из чакр, и на седьмой день нас ждало вот что. Работа со смертью. Мы разбились на пары. Один в паре был смертью, которая всегда стоит за левым плечом и ждет своего часа. Мы закрыли глаза, и ведущий предложил окинуть взором всю свою прожитую жизнь, какой она была — яркой, наполненной, суетной, вялой… Моя жизнь показалась мне яркой и солнечной, и этот свет затмевал все мелочи и повседневную суету. Жизнь представилась мне как русло реки, воды в этой реке могло быть и больше. Потом нас попросили представить жизнь как линию и представить на этой линии точку, в которой находимся сейчас, сколько еще впереди… А теперь нам оставалось прожить не больше часа — в любой момент смерть может положить руку на левое плечо, и тогда тебе предстоит просмотреть — что и как было прожито.

Вначале я была смертью. Я была любопытной смертью, одновременно прикидывая: «а что бы я делала?». Мне пришлось проститься со Славой, он умирал первым. Это произошло очень быстро и по-настоящему, еще одна прощальная встреча, а моя девочка ела ягоду, потом посидела на склоне холма, попрощалась с подружкой, пошла убирать свои вещи. (Да, перед смертью нужно привести все в порядок… Одновременно — мысль — «а важно ли это, может ее остановить сейчас?», и любопытство — «а что еще она будет делать?»). Девочка пошла на речку стирать штаны (какая разница останутся ли они чистыми — ты же умрешь). И тут я увидела Славу на берегу с носками в руках и поняла, что не важно что ты делаешь — важно насколько ты это осознаешь — прохладу воды, которая смывает грязь со штанов, свои мыльные руки, ткань и прочее — все, что бы ты не делал. Я положила руку на плечо в момент, когда девочка полоскала свои штаны, и повела ее на место, где умершие просматривают свои жизни. Я видела как умер Слава, он радостно протянул руки к солнцу и смерть положила руку на его плечо. Я видела, как умер наш друг Валерыч. Мне не было страшно или жалко, потому что они знали что умрут и радовались жизни, потому что перед этим мы простили друг другу обиды, потому что я люблю их не за то, что они мне дают свое тепло и поддержку, и когда они умрут — ничто не помешает мне их и дальше любить. При всем при этом я присматривалась — а продолжают ли они дышать?

Когда я жила свой последний час, мне показалось, что прощаться нужно радостно, я попрощалась со Славой, с Валерой. Потом мне очень было важно перед смертью пописать, это был кайф. Оставались девчонки — было жалко, что я не могу с ними проститься, а главное — сказать, что я люблю их такими и попросить прощения за все глупости, которые я наделала по незнанию, от усталости, страха за них и прочее…

Я подошла к Славе сказать, чтобы он их берег, и что я их люблю. А потом было здорово бежать, прыгать, плыть по речке, ходить босой по траве. Даже мошке пыталась радоваться, но все равно защищалась от нее. Дополоскала штаны, и положила их на берегу. Ощущение свободы и полноты жизни. Потом я вернулась в лагерь и посидела с девочкой, ее зовут Елка, ее очень мучило чувство вины перед сыном и мужем. Мне хотелось, чтоб она все-таки порадовалась небу, березам — жизни. Тут смерть положила руку мне на плечо. Мне не удалось до конца представить, что я умерла. Трава под ногами, под простыню, которой накрыли, залезла мошка, и кусала. Вспоминала кусочки из жизни, показалось что время пролетело очень быстро.

Это самое сильное ощущени от тренинга. Вообще, он дал мне ощущение полета. Его возможность.

Целую, Тоня

Медитация на острове

Утекает песок сквозь пальцы,
Не удержишь в ладонях воду,
Не удержать и любимого,
Можно только миг побыть с ним рядом.

Я хотела бы быть любовью,
В которую вступают как в реку.
Уходя, она осыпается как песок,
И только горячо на душе…